Искусство капиталовложения: как заработать на предметах искусства
Искусство капиталовложения: как заработать на предметах искусства
08.11.2013

«Предметы искусства, в том числе живопись, дешевеют только во время войн, форс-мажоров или стихийных бедствий. Например, во время Второй мировой войны картины Васильковского меняли на муку. В мирное время они всегда дорожают!», — рассказывает Контрактам соучредитель аукционного дома «Корнерс» Ольга Сагайдак.

Правда, обвал цен на предметы искусства произошел в 2008 году. Тогда практически весь антиквариат и коллекционные вещи упали в цене в связи с кризисом на рынке. Однако директор галереи «Мистецька збірка» Максим Волошин уверен, что это только временное явление. «Сейчас цены на работы многих художников превысили докризисные показатели», — отмечает галерист. Также, по его словам, бывают случаи, когда некоторые художники или направления выходят из арт-моды на определенный период. Но это отнюдь не повод для паники. Наоборот, таким благоприятным для инвестиций моментом нужно воспользоваться, скупив работы этих авторов «по дешевке». Особое внимание коллекционеров-инвесторов в первую очередь должны привлекать новые имена. «Я считаю очень интересным сегментом современную живопись. С одной стороны, эти художники живы и не возникает вопроса в подлинности их работ. С другой — цены на их работы стремительно растут. В том числе благодаря стараниям галеристов и арт-дилеров, которые их продюсируют», — делится своими знаниями опытный инвестор-коллекционер, владелец инвестиционной компании «Сократ» Валерий Нилов. По его мнению, современные украинские художники, такие как Анатолий Криволап, становятся известными во всем мире, а значит, их работы в будущем будут стоить на порядок дороже, чем исконно украинских живописцев, таких как, например, Сергея Васильковского, полотна которого более интересны именно украинцам.

Надежное разнообразие

Тем, кто задумался об инвестициях в искусство, в частности в живопись, галеристы и арт-дилеры советуют следовать известной поговорке и «раскладывать яйца по разным корзинам». Это позволит минимизировать инвестиционные риски и стабильно зарабатывать на предметах искусства. «В моей коллекции есть и «старые мастера» (авторы конца ХIХ и до средины ХХ века — ред.), и современные топовые украинские художники, и молодые-перспективные. В пропорциях приблизительно 15% - 35% - 50% соответственно. Хотя это не золотая формула, все зависит от конкретных художников и их работ», — констатирует директор галереи «Мистецька збірка» Максим Волошин. При этом он уверен, что сформировать прибыльную коллекцию можно исключительно из современного искусства. По его словам, так делают многие коллекционеры, особенно на Западе. «У качественных, интересных работ есть свойство со временем становиться классикой. Так делали многие известнейшие ныне коллекционеры ХХ века. К примеру, та же Пегги Гуггенхайм, которая скупала по тысяче долларов работы гениальных и на то время еще не дорогих Пикассо, Миро, Леже, Поллока и др.», — рассказывает Контрактам Максим Волошин.

При этом, покупая предметы искусства, следует всегда учитывать, что главный риск такой инвестиции — приобрести фальшивку. «Важно помнить, что Репины на чердаках не валяются, как часто пишут в художественной литературе. Это, скорее, экстраординарное событие, чем правило», — уверена Ольга Сагайдак. По ее словам, объект искусства первоначально попадает в руки к человеку, которому он нужен и которой знает ему цену. «Допустим, художник продал свою картину или кому-то ее подарил. И первоначальный ее владелец уже понимает, чем он владеет. Поэтому Репина за тысячу долларов купить невозможно. Если кому-то делают такое соблазнительное предложение, знайте — это не Репин, можно даже не делать экспертизу», — предупреждает Ольга Сагайдак.

Новое прибыльно

«Старые мастера» — это всегда статусно, дорого, надежно. Доходы от такой живописи стабильные — приблизительно 10-15% в год. В отличие от «мэтров», работы топовых современных художников всегда стремительно дорожают, но до определенного момента. Максимальная стоимость их работ определяется рынком — суммой, которую готов отдать покупатель за их работу. Затем наступает медленный и планомерный ежегодный рост цены на их полотна уже по схеме «старых мастеров». При этом дальнейший рост стоимости работ признанных украинских художников сегодня в основном зависит от их продвижения на мировом рынке.

Покупать молодых художников рискованно. Но именно такое капиталовложение приносит больше всего прибыли и удовольствия от осознания того, что ты первым разглядел талант.

«Сейчас украинский арт-рынок минимум на 40%недооценен. Он продолжает стремительно расти, развиваться, дорожать», — констатирует Волошин. В работы молодых художников любил инвестировать, к примеру, Ларри Гагосян, который открыл миру Сесиль Браун, Джеффа Кунса и Дэмиена Херста. «Амбруаз Воллар, известный коллекционер начала ХХ века, поддерживающий Сезанна, Гогена, Ван Гога и Руо, утверждал: «Покупай дешево — продавай дорого». Я стараюсь вкладывать в недооцененные произведения, не следовать мнению большинства и моде. Многих из ныне топовых художников приобретал, когда они были в среднем ценовом диапазоне. К примеру, сейчас спал ажиотаж на художников закарпатской школы. Значит, самое время их покупать. Ведь через пару лет популярность к ним прогнозировано вернется, а значит, вырастет стоимость», — делится опытом Максим Волошин.

Однако работы молодых художников мало купить, их нужно продвигать. Это может делать сам коллекционер, но чаще продвижением занимается арт-диллер. «В 2010, когда мы только начинали сотрудничать с молодым, еще никому не известным художником Михаилом Деяком, его работы стоили около $1,5 тыс. За три года сотрудничества мы организовали ряд персональных и групповых выставок с участием Михаила, в том числе персональную выставку в Русском музее, издали каталог, съездили в творческое путешествие по Европе, с успехом выставились на Арт-Монако, поучаствовали на аукционе Phillips. Сейчас работы Михаила Деяка стоят $7-10 тыс. и продолжают дорожать — приводит пример Волошин.

Некоторые коллекционеры идут на немалый риск, инвестируя свои деньги в живопись. Часто это окупается сторицей. Например, после смерти классика украинской живописи Сергея Шишка один из украинских коллекционеров продал часть своего имущества и в 90-х годах скупить более 50 картин этого автора. Тогда картины Шишка в среднем стоило $0,5-1 тыс. Сегодня его работы продаются по $60 тыс. И это удорожание произошло всего за каких-то 10 лет. «Один ужгородский врач очень любил искусство и водил дружбу с преследуемым в советское время художником-бунтарем Ференцом Семаном. Он снабжал Семана холстами, покупал его картины. Понятно, речь шла о скромных суммах. В общем, за время их дружбы у врача собралась солидная коллекция картин. Семан умер в 2004. Сейчас цены на его работы достигают $20-30 тыс.», — рассказывает Максим Волошин. И добавляет: «Дружил этот врач не только с покойным Семаном, но и с никому тогда не известным живописцем Анатолием Криволапом, а ныне самым дорогим украинским художником. Нужно выбирать правильных друзей», — смеется Волошин.

Без суеты

«Процесс покупки живописи не терпит суеты. Картины не нужно покупать сейчас, немедленно, в течение получаса. Я к таким продажам отношусь очень осторожно. Попросите продавца сделать экспертизу картины. Возьмите время на обдумывание», — советует Ольга Сагайдак.

Опытные коллекционеры-инвесторы советуют покупать картины на аукционе, у галериста, арт-дилера, коллекционера или напрямую у художника. Но здесь общеизвестный рыночный принцип «у производителя дешевле» может не сработать. Художники не всегда способны адекватно рыночным меркам оценить свою работу. Часто они могут их существенно недооценивать или прибавить в цене с лихвой. При этом коллекционерам-любителям при выборе полотна лучше заручиться профессиональной помощью галеристов или арт-дилеров. «Главное, выбрать дилера, которому можно довериться, который дает определенные гарантии. На рынке искусства репутация и имя для арт-дилера – одна из главных составляющих успеха. Именно это отличает простого перекупщика от профессионала», — предостерегает Волошин.

Когда возникает необходимость или желание продать предмет искусства, опять нужно общаться к арт-дилерам, галеристам и в аукционные дома. Они помогут определить современную адекватную стоимость полотна. За подтверждением его подлинности следует обращаться к экспертам — работникам музеев и реставрационных мастерских. При этом следует знать, что подлинность чаще всего нужно устанавливать лишь на работы старых мастеров, и то не во всех случаях. Работы современных художников практически не подделывают, поэтому тратить деньги на экспертизу не обязательно. «Если оценка полотна делается коллекционером, который решает, продавать его или нет — эта услуга бесплатна. А вот если оцениваются корпоративные коллекции, например, для того чтобы получить под их залог кредит в банке, тогда услуга оценки платная. Она может составлять от $100 до 2 тыс.», — рассказывает Сагайдак.