05 сентября 2018
Трансмимезис: эмпатия к безобразному. Как молодые художники создавали копии, симуляции и оригиналы
05 сентября 2018

Трансмимезис: эмпатия к безобразному

Как молодые художники создавали копии, симуляции и оригиналы

 

 

5 июля в Voloshyn Gallery состоялось открытие выставки Summer Show 2018/I «Трансмимезис: эмпатия к безобразному». В выставке приняли участие 25 молодых художников, курировал проект – Юрий Сивирин, в качестве автора концепции выступил Андрей Сидоренко.

Основным лейтмотивом, который объединил представленных авторов, было рассуждение о явлении мимезиса. Мимезис – одно из ключевых понятий классической эстетики, при помощи которого определяют основной принцип творческой деятельности художника: подражание реальности, или ее копирование. С целью пояснения сущности явления мимезиса часто упоминают легендарный спор двух древнегреческих художников Зевксиса и Паррасия, которые решили посоревноваться в ловкости росписи стен храма. В итоге, Зевксис нарисовал виноград, клевать который слетелись голуби, а Паррасий – картину под покрывалом, которое все пытались отдернуть, чтобы увидеть, что же изобразил Паррасий. Понятно, что победил Паррасий, ведь ему удалось сделать такую копию действительности, которую отличить от самой действительности оказалось невозможно.

Авторы, произведения которых были представлены на выставке «Трансмимезис: эмпатия к безобразному», демонстрируют, что художник не всегда ориентируется на буквальное дублирование реальности, что отличить копию от оригинала не всегда удается и, в общем-то, не всегда возможно.

Так в своей графической работе «Стилистические упражнения» Эльмира Шемсединова ставит вопрос о динамике идентичности благодаря использованию все того же приема копирования. Испробывая разные манеры письма на одном тексте, автор демонстрирует творческий поиск, который не удается избежать ни одному художнику, прежде чем он найдет свою собственную манеру. Кроме того, Шемсединова ставит под сомнение довольно распространенный стереотип – будто бы о характере и темпераменте человека можно судить по его почерку. Человеку свойственно меняться, и каждый играет многочисленнные роли одновременно.

 

Эльмира Шемсединова «Стилистические упражнения» (2018 г.)

 

Говорит ли что-то копия об оригинале или подлинности? – центральный вопрос ироничной серии офортов Дмитрия Красного «Без печати недействителен». Как известно, некоторые техники создания изображений вообще не предполагают единичного оригинала. Так принцип серийности является основным для гравюры, одна из разновидностей которого – офорт. Гравюра – это всего лишь оттиск. Первый оттиск может получиться нечетким, и тогда лучше ли он десятого? Этот присущий самой технике парадокс и разоблачает автор, когда ставит на каждом из своих миниатюрныхофортов штамп «Соответствует оригиналу».

 

Дмитрий Красный, из серии «Без печати недействителен» (2018 г.)

 

Дмитрий Красный, из серии «Без печати недействителен» (2018 г.)

 

Копии, аналоги, шаблоны, клише – именно благодаря ним нам так легко ориентироваться в обжитых пространствах города, понимать, как вести себя в определенной ситуации или для чего можно использовать те или иные вещи. Узнавание создает эффект понимания и уюта. Но обязательно ли предметы должны оправдывать наши ожидания? Так неоновая виселица Юлии Беляевой с названием «Петля времени» совсем не отпугивает зрителя, а, скорее, наоборот призывает примерять этот чуднОй аксессуар. Собственно, на это и расчитывала художница: по замыслу Беляевой, «вешалка» (как ее уже успели окрестить посетители) – это замечательное место для селфи.

 

Юлия Беляева «Петля времени» (2018 г.)

  

Подобным образом «ведут себя» и обманчивые арт-объекты из серии «Простые вещи» авторства Сергея Западни. Старинный фолиант оказывается собранием страниц разных советских журналов с фотографиями и о фотографии, тяжеленная гиря застывает в воздухе и никак не разобьет новенькую плазму, а деревянный стул, который так воодушевляюще разместился в однм из выставочных залов, является всего лишь муляжом из пенопласта. Точнее, был муляжом. Судьба этого экспоната довольно трагична: в эксползиции он простоял только три дня, прежде чем на него сел один из посетителей.

 

Сергей Западня, из серии «Простые вещи» (2018 г.)

 

Сергей Западня, из серии «Простые вещи» (2018 г.)

 

Сергей Западня, из серии «Простые вещи» (2018 г.)

 

Сергей Западня, из серии «Простые вещи» (2018 г.)

 

Испытывает наблюдательность зрителя и Андрей Набока своей работой «Две красные линии альтернативными средствами». На разместившемся на постаменте тюбике мы видим надпись «кадмий красный темный», но краска, которая вытекает из этого тюбика, – белого цвета, также не соответствует надписи и цвет двух красных линий , которые изображены на листке бумаги, расположившемся рядом. Всегда ли мы действительно осознаем то, что видим? Всегда ли согласовываем разные виды опыта, который получаем (визуальный и вербальный, например)? Каждый зритель может проверить себя самостоятельно.

 

Андрей Набока «Две красные линии альтернативными средствами» (2018 г.)

 

Художнику совсем необязательно создавать что-то новое, демонстрирует Мария Матиенко своей работой «Высокая кухня». Переосмысляя практику использования реди-мейдов, автор предлагает вниманию посетителей странноватый объект, к созданию которого не причастна не только она, но и человек вообще, – камень, который поразительно похож на ломоть хлеба.

 

Мария Матиенко «Высокая кухня» (2018 г.)

 

Наверняка, каждый посетитель, когда приходит в галерею, рассчитывает увидеть там что-то, что соответствует его представлениям об искусстве. Но эта ситуация имеет и обратную сторону: достаточно просто понимать, чем является современное искусство, чтобы распознавать его объекты в своем повседневном окружении, – как показывает своей работой Андрей Сидоренко. И тогда авторство состоит в изобретении способа присвоения такого объекта и перенесения его в пространство галереи. В случае Сидоренко таким способом стало использование медиума фотографии, благодаря которому автор фиксирует необычный металлический каркас, который он увидел на одной из улиц города.

 

Андрей Сидоренко «Виртуальная реальность» (2018 г.)

 

Хотя в галерейном пространстве важно не только что, но и как. Какие пределы дозволенного для художника, которого приглашают поучаствовать в проекте? Инсталляции творческого дуета Валентина Черного и Марии Бондаренко «Тут и сейчас» и «Следы», буквально, испытывают экспозиционное пространство на прочность и ставят вопрос о характере свободы художника, когда речь идет о его сотрудничестве с институцией галереи.

 

Валентин Черный  & Мария Бондаренко «Тут и сейчас» (2018 г.)

 

Валентин Черный  & Мария Бондаренко «Следы» (2018 г.)

 

Каким образом должно экспонироваться произведение искусства, если, например, речь идет о картине? Обязательно ли ее обрамлять рамой и размещать по центру стены? Почему бы не положить полотно просто на стул и не пригласить каждого посетителя посидеть на этом стуле, как это делает Андрей Набока со своей «Валоризацией»? Может ли рама, которая служит для оформления изображения, быть размером с саму работу? И можно ли экспонировать картину на углу стены, так, что зритель легко может пройти мимо и даже не заметить еще одно произведение? Миниатюрная серия Дмитрия Красного «Маленькие люди» ставит под сомнение наше ожидание по поводу того, где мы можем обнаружить экспонат в выставочном пространстве и насколько «удобным» для восприятия этот экспонат должен быть.

 

Андрей Набока «Валоризация» (2018 г.)

 

Дмитрий Красный «Маленькие люди» (2018 г.)

 

В конце концов, поскольку большинство галерей современного искусства построены в соответствии с концепцией белого куба, – идеально-нейтрального делокализированного пространства, где ничто не мешает непосредственному восприятию произведений искусства, закономерно, за пределами нашего внимания остается само материальное присутсвие галереи. Это непоказное присутствие делает видимым Александр Голынский в своей работе «Глубина поверхности» из серии «Комнатное искусство», предлагая зрителю повнимательнее присмотреться к поверхности белоснежной стены выставочного зала.

 

Александр Голынский «Глубина поверхности» из серии «Комнатное искусство» (2017 г.)

 

Выставка Summer Show 2018/I «Трансмимезис: эмпатия к безобразному» – экспериментальный проект, который объединил более двух десятков молодых художников для того, чтобы вместе порассуждать о судьбе современного художника, эстетических и институциональных принципах, благодаря которым искусство поддерживает свой статус искусства.

 

ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ