20 июня 2018
Push it to the limit! Art Basel Unlimited 2018: искусство не знающее границ
20 июня 2018

Push it to the limit!

Art Basel Unlimited 2018: искусство не знающее границ

 

 

За миром искусства всегда было непросто уследить: слишком много имен, проектов, событий и мероприятий, подступиться к которым без должной подготовки бывает неловко и страшновато. Для всех, кто хотел бы разбираться в современном искусстве или уже знает в нём толк и не хочет терять ловкости в этом нелёгком деле, мы предлагаем присмотреться внимательнее к программе уже 49 ярмарки Art Basel в городе Базель, Швейцария – мероприятия, благодаря которому швейцарский Базель получил звание столицы современного искусства.

В понедельник 11 июня состоялось открытие секции Unlimited основной программы Art Basel – самой впечатляющей части программы, о которой мы и поговорим детальнее далее. Уже само название Unlimited указывает на ключевую особенность работ, под экспонирование которых эта секция и была отведена: тут представлены проекты, для размещения которых обычного бокса слишком мало, – огромные скульптуры, широкоформатное видео, громоздкие инсталляции и др. Все галереи, которые принимают участие в Unlimited являются участниками основного Art Basel.

Поскольку изначально ставка секцией была сделана на масштабы, интересно посмотреть, что смогут сказать сами числа об Unlimited.

Около 95 000 человек побывали на прошлогодней Unlimited, и мы как частые гости Art Basel, которые уже несколько лет посещают мероприятия в рамках программы этой ярмарки, можем вас уверить: в этот раз ажиотаж среди ценителей искусство был точно не меньше!

16 000 квадратных метров или 172 200 квадратных футов – такую площадь выделили для выставки Unlimited. Конечно, мало для кого из нас такая арифметика может быть красноречивой, поэтому, чтобы лучше представить размах мероприятия, приведём несколько примеров, которые оживят эти цифры. Так площадь Собора Святого Петра в Риме – 15 000 квадратных метров, а знакомой всем нам Софийской площади в Киеве – около 10 000 квадратных метров. Пространства главной новогодней локации Украины не хватило бы для того, чтобы разместить проекты всех участников Art Basel Unlimited!

Кроме того, в этом году на Unlimited было представлено 72 крупномасштабных проекта.

И, конечно же, сами участники мероприятия каждый по-своему использовали головокружительную магию числа. Так в работе китайского художника Ай Вэйвэя/Ai Weiwei Tiger, Tiger, Tiger 2015 года было использовано аж 3 020 порцеляновых сосуда, которые и составили основу инсталляции.

 

Ай Вэйвэй/Ai Weiwei, фрагмент работы Tiger, Tiger, Tiger (2015 г.)

Работу представила Lisson Gallery совместно с Galerie neugerriemschneider

 

Сотню зарисовок изображения мёртвого тела сделала Андра Урсута/Andra Ursuta для своего проекта 2017 года The Man From the Internet на основе изображений, которые она нашла на сайте о зверствах российских военных во время войны в Чечне на протяжении 1990-х.

 

Андра Урсута/Andra Ursuta, фрагмент работы The Man From the Internet (2017 г.)

Работу представила Massimo De Carlo в коллаборации с Galerie Eva Presenhuber

 

2 128 см – длина картины Катрин Бернхардт/Katherine Bernhardt Blue Skies, которая была создана специально для участия в Unlimited 2018. Пять полотен художница составила в ряд, чтобы создать панорамный взгляд на современную поп-культуру. На протяжении этого яркого путешествия в 21 метр каждый найдёт что-то близкое его сердцу: кока-кола, сигареты, кубик Рубика и пакман, ноутбуки и узоры с экзотическими птицами и цветами и др.

 

Катрин Бернхардт/Katherine Bernhardt, Blue Skies (2018 г.)

Работу представила галерея Canada в коллаборации с Xavier Hufkens

 

Одна из наиболее эффектных работ, которая была представлена на Unlimited, – планетообразная скульптура Death Star II (2017–18) Роберта Лонго/Robert Longo. Работа состоит из 40 000 пуль – это число приблизительно соответствует количеству людей, которые умирают от огнестрельных ранений в США за один год. Первая версия Death Star, которая появилась в 1993 году, была значительно меньшей (18 000 пуль) и состояла из холостых патронов для револьвера. В новой версии Death Star 2018 гола Лонго использует боевые патроны, которые по форме похожи на патроны, что используются АК-47. Благодаря такому увеличению масштаба работы и изменению типа пуль художник обращает внимание на проблему массового характера применения огнестрельного оружия.

 

Роберт Лонго/Robert Longo, Death Star II (2017–18 гг.)

Работу представила галерея Metro Pictures в коллаборации с Galerie Thaddaeus Ropac

 

Похоже, что Лонго решил отказаться от своего максималистского кредо, о котором он заявил в более молодом возрасте: «Я всегда думал, что хочу создавать такое искусство, которое может тебя убить… Будет оно это делать визуально или физически, любой из вариантов для меня приемлем» («I always imagine that I want to make art that is going to kill you… Whether it’s going to do it visually or physically, I’ll take either way»). Ведь эта скульптура, помимо того, что привлекает внимание к вопросу природы человеческой жестокости и ставит под сомнение цивилизационный прогресс, визуализируя тенденцию увеличения количества насильственных смертей за последние несколько десятилетий, в частности, на родине художника, в США, имеет целью абсолютно реально поспособствовать уменьшению насилия. Так Лонго заявил, что 20% от доходов, полученных в результате продажи Death Star II (2017–18), он переведёт на счёт некоммерческой организации Everytown for Gun Safety, основанной бывшим мером Нью-Йорка Майклом Блумбергом с целью борьбы против насилия с применением огнестрельного оружия. Сам автор подчёркивает: «Эта работа не столько о шоке или страхе. Она, скорее, об изобретении красоты из чего-то довольно ужасного, и, в то же время, надеюсь, она побудит задуматься: “Что я собираюсь с этим делать (проблемой огнестрельного оружия)?”» («This piece is not so much about shock and awe. It’s more about creating some kind of beauty out of something that’s quite horrible, and at the same time hoping that it will make you personally [think], “What am I going to do about this [the gun problem]?”»).

Эта пацифистская инициатива быстро получила поддержку: уже в первый день предпоказа работу Лонго приобрёл европейский музей за $1.5 млн.

Работу представила нью-йоркская галерея Metro Pictures в коллаборации с Galerie Thaddaeus Ropac.

 

Роберт Лонго/Robert Longo, фрагмент работы Death Star II (2017–18 гг.)

Работу представила галерея Metro Pictures в коллаборации с Galerie Thaddaeus Ropac

 

В топ продаж Unlimited попала и инсталляция Egg Кэрол Боув/Carol Bove, которую David Zwirner gallery продала частному американскому коллекционеру за такую же сумму – $1.5 млн. На данный момент это самая большая из скульптур созданных нью-йоркской художницей. Материал для пятитонной металлической конструкции Egg Боув раздобывала на верфях, а для того, чтоб обработать такое количество металлолома, что пришлось задействовать стотонный пресс.

В общем, имя Боув широко известно среди завсегдатаев знаковых для мира современного искусства событий. Так в 2017 году группа скульптур Léger Боув была представлена на Венецианской биеннале в швейцарском павильоне с красноречивым названием Women of Venice при поддержке всё того же Звирнера.

 

Кэрол Боув/Carol Bove, Egg (2018 г.)

Работу представила David Zwirner Gallery

 

Быстро нашёлся владелец и масштабного полотна Макартура Биниона/McArthur Binion DNA: Transition: Major (около 550 х 240 см), которое было продано галереей Lehmann Maupin совместно с Massimo De Carlo за $450 тис. Эта картина – часть серии DNA Биниона, над которой художник работает с 2013 года до сих пор. В работах этой серии художник смешивает фрагменты личных документов (таких как, например, свидетельство о рождении и страницы из старой телефонной книги, где записаны номера и имена друзей молодости). Такую пёструю поверхность Бинион покрывает решётчатым изображением, которое, в то же время, и прячет документальные надписи под слоями краски, и привносит элемент нарративной упорядоченности в работу. Архивные надписи можно рассмотреть только если подойти к картине вплотную. Когда же пытаешься охватить взглядом всё полотно, в глаза бросается только гигантский решётчатый узор, в котором легко угадываются влияния метров модернизма.

 

Макартур Бинион/McArthur Binion, DNA: Transition: Major (2018 г.)

Работу представила галерея Lehmann Maupin совместно с Massimo De Carlo

 

Макартур Бинион/McArthur Binion, фрагмент работы DNA: Transition: Major (2018 г.)

Работу представила галерея Lehmann Maupin совместно с Massimo De Carlo

 

Стоит также отметить работу китайского художника Хэ Сяньюя/He Xiangyu Untitled 2018 года, которую на Art Basel привезла пекинская галерея White Space Beijing. Как и Death Star II, эта работа выделялась среди остальных сильным социально-критическим пылом.

 

Хэ Сяньюй/He Xiangyu, Untitled (2018 г.)

Работу представила галерея White Space Beijing

 

Хэ Сяньюй создал сильную метафору социальной реальности, сопутствовавшей печально известной политике китайского правительства, которая имела место в период с 1979 по 2015 год, и направленной на жёсткий контроль демографической ситуации «одна семья – один ребёнок». На одной из стен мы видим три небольшие фотографии мальчика с отметкой-линией прочерченной карандашом над каждой из фотокарточек. Мальчик – никто иной как сам автор, а отметка на стене точно маркирует рост ребёнка на тот момент, когда был сделан снимок. Это очень личное и, возможно, ностальгическое воспоминание о детстве Хэ Сяньюя контрастирует с огромной квадратной тарой для яиц, которая расположилась на соседней стене, и которая содержит всего лишь одно настоящее яйцо. 3 500 грамм чистого золота понадобилось для создания такой причудливой конструкции. Материал, в этом случае, является аллегорией того экономического подъёма Китая, который совпал с курсом на жёсткий демографический контроль.

 

Хэ Сяньюй/He Xiangyu, фрагмент работы Untitled (2018 г.)

Работу представила галерея White Space Beijing

 

Ещё одной работой, пройти мимо которой было просто невозможно, – инсталляция-экосистема Рашида Джонсона/Rashid Johnson под названием Antonie’s Organ. Работа принадлежит к т.н. post-black art («постчёрному искусству», если переводить дословно), которое сосредоточено на изучении афроамериканской идентичности с позиций современной критической теории и социологического анализа. Сам Джонсон так говорит о своих художественных практиках: «Целью является смешение всех материалов в новом языке» (The goal is for all of the materials to miscegenate (від miscegenation – «змішання рас») into a new language»). Этот принцип и нашёл воплощение в Antonie’s Organ, где в ячейках чёрных лесов нашли убежище многочисленные книжки рядом с керамической посудой, которую Джонсон с делал и украсил собственноручно, насыпями масла ши и телевизорами, которые транслируют более ранние видеоработы автора, – все они были созданы под влиянием культуры африканской диаспоры. Внутри этой искусственно созданной и убранной цветами среды также расположилось пианино, на котором периодически, по графику, играли музыканты на протяжении всего мероприятия.

Работу представила галерея Hauser & Wirth.

 

Рашид Джонсон/Rashid Johnson, Antonie’s Organ (2016 г.)

Работу представила галерея Hauser & Wirth

 

Не могла не привлечь наше внимание и такая участница как Йоко Оно/Yoko Ono. Инсталляция Mend Piece, которую автор придумала ещё в далёком 1966 году, и которая с тех пор воспроизводилась неоднократно, имела успех и в этом году на Unlimited. На столе лежат фрагменты разбитых чашек, которые любой желающий может попробовать починить: клей, верёвки, ленты и другие материалы, которые могут сгодиться для такого изготовления-починки, – всё уже ожидает своего применения. Новосозданные керамические объекты соучастникам проекта Оно предлагается разместить на настенных полочках белоснежной комнаты, где и происходит этот перформанс. Сама автор отмечает подобие процессов починки и лечения. Оно призывает: «Чини с умом и любовью. Это сделает и землю лучше в то же время» («Mend with wisdom mend with love. It will mend the earth at the same time»).

Проект стал визитной карточкой Galerie Lelong & Co на Art Basel 2018.

 

Йоко Оно/Yoko Ono, фотография проекта Mend Piece на Art Basel Unlimited 2018

Проект был представлен Galerie Lelong & Co

 

Йоко Оно/Yoko Ono, фотография проекта Mend Piece (1966 г. – до сих пор)

Проект был представлен Galerie Lelong & Co

 

Анна Лупас/Ana Lupas, Christmas trees for the years to come (1993 г.)

Работу представила галерея P420

 

Ибрагим Магама/Ibrahim Mahama, Non-Orientable Nkansa II (2017 г.)

Работу представила галерея White Cube

 

Следует отметить и проект Дэна Грэхэма/Dan Graham S-Curve for St. Gallen – своеобразное сочетание скульптуры и архитектуры. В своих работах Грэхэм придерживается такой стратегии: художник выбирает такие материалы (в данном случае это сталь, дерево и двухстороннее зеркало) и использует такие формы, которые позволяют создавать эффект размытого, неясного восприятия. При взаимодействии с S-Curve for St. Gallen уже сложно различить внутреннее и внешнее, настоящее и иллюзорное.

Сам Грэхэм сравнивает S-Curve for St. Gallen с «геометрической формой, которая активируется, становится обитаемой благодаря присутствию зрителя, создаёт ощущение беспокойства и психологического отчуждения посредством непрерывной игры чувств исключённости и включённости» («geometric forms inhabited and activated by the presence of the viewer, [producing] a sense of uneasiness and psychological alienation through a constant play between feelings of inclusion and exclusion»). S-Curve for St. Gallen Грэхэма призывает зрителя задуматься о роли архитектуры как средства выражения, маркера социальных изменений и призмы, сквозь которую мы смотрим на других и самих себя.

 

Дэн Грэхэм/Dan Graham, S-Curve for St. Gallen (2001 г.)

Работу представила галерея Hauser & Wirth

 

Барбара Блум/Barbara Bloom, The Tip of the Iceberg (1991 г.)

Работу представила Galerie Gisela Capitain

 

Внимание многих зрителей приковала к себе инсталляция Хосе Яка/José Yaque TUMBA ABIERTA III, которую представляла Galleria Continua. Сам автор говорит о своей работе так: «TUMBA ABIERTA/Открытая Могила – это своеобразный изменчивый архив, где мы можем увидеть, как многочисленные природные элементы в их бесконечном разнообразии (растения, семена, фрукты) видоизменяются во времени, и где важна не столько утрата или приобретение новых свойств, сколько демонстрация самого перманентного изменения вещей. Открытая Могила – это приглашение посмотреть на внутреннюю красоту неизменного превращения свойственного и нам самим». («Open Tomb is a type of transforming archive in which we see how many natural elements, in their infinite variety (plants, seeds, fruits, leaves), are transmuted through time, and in which the important fact is not losing or gaining new qualities but showing the permanent change of things. Open Tomb is that: an invitation to see the intrinsic beauty of the constant transfiguration that is also real in ourselves»).

 

Хосе Як/José Yaque, TUMBA ABIERTA III, (2018 г.)

Работу представила Galleria Continua

 

Хосе Як/José Yaque, TUMBA ABIERTA III, (2018 г.)

Работу представила Galleria Continua

 

Вольфганг Лайб/Wolfgang Laib, You will go somewhere else (1995 г.)

Работу представила Buchmann Galerie в коллаборации с Konrad Fischer Galerie и Galerie Thaddaeus Ropac

 

Керит Вин Эванс/Cerith Wyn Evans, Neon Forms (after Noh I), (2015 г.)

Работу представила галерея White Cube

 

Ли У Хван/Lee Ufan, Relatum (Iron Field) (1969/1994/2018 г.)

Работу представила Pace Gallery

 

Лара Фаваретто/Lara Favaretto, The Man Who Fell on Earth (2016 г.)

Работу представила Galleria Franco Noero

 

Лара Фаваретто/Lara Favaretto, фрагмент работы The Man Who Fell on Earth (2016 г.)

Работу представила Galleria Franco Noero

 

Наконец, мы могли бы сказать, что название секции Unlimited довольно точно указывает не только на масштабы работ, которые нашли приют под крышей одного павильона, но и на то безграничное желание смотреть, удивляться и рассуждать, которые программа этой секции каждый год пробуждает в каждом посетителе.

 

ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ