Арт-инвестиции: чтобы оценили, нужно «врезать дуба»?
Арт-инвестиции: чтобы оценили, нужно «врезать дуба»?
07.10.2011

По оценкам мировых аналитиков, альтернативный рынок искусства теперь считается более прибыльным (разница составляет минимум 1,5—2%) и стабильным (устойчив к кризисам, не зависит от политических факторов), чем фондовый.

Арт-инвестиции менее ликвидны, но все относительно. Пять—десять лет не такой уж и большой срок по сравнению с прибылью, которую можно получить. Да и картины все это время ласкают взор и «есть не просят». Так что остается единственное — научиться правильно выбирать работы по умеренным ценам сейчас, чтобы они принесли максимальную прибыль в будущем.

37481

Недавно я прочитал на форуме комментарий одного молодого художника, который хотел выставить свои работы в немецкой галерее. Там ему искренне ответили, что работают с картинами только покойных художников. Так что возникает логичный вопрос: неужели, чтобы тебя оценили, нужно «врезать дуба»?

Конечно, можно долго нарекать на такую несправедливость, а можно, вооружившись этим знанием, как и любым другим, подойти к вопросу прагматично и подумать, как использовать это обстоятельство максимально. Так уж иронично устроен современный мир, что даже у смерти есть свои плюсы.

Итак, картины дорожают после смерти их автора. Такая судьба постигла многих художников, которые при жизни нищенствовали и продавали свои творения за гроши, а посмертно попали в гении. Объективным аргументом, объясняющим такое состояние вещей, является переход работ в категорию лимитированных. То есть таких картин никто никогда больше не создаст, поскольку с того света не пишут, а потому они сразу становятся уникальными, а их количество — ограниченным. Плюс стереотипы, глубоко укоренившиеся в народе. Понимание того, что перед тобой картина, автор которой уже давно на том свете, создает определенный романтико-мистический ореол, добавляет эмоциональной фаталистичности, неотвратимости времени. В сознании людей бытует мнение, что гениальные произведения должны быть выстраданы. Помним расхожую фразу: «Художник должен быть голодным». Так зачем ему деньги? Общество считает: «Деньги и духовность — вещи несовместимые». Но так ли это на самом деле?

Не следует забывать, что предмет, в том числе и картина, которому больше 50 лет, считается антиквариатом, а потому автоматически возрастает в цене. Простая арифметика подсказывает, что большинство художников не доживают до такого юбилея своих творений. Согласен, довольно длинный срок, поэтому и останавливаемся на этом обзорно, хотя, если вы мечтаете, чтобы внуки вспомнили вас «незлым тихим словом», то такой вариант заслуживает внимания.

Вот известнейшие примеры ныне покойных художников, чьи работы при жизни стоили в сотни, а то и тысячи раз дешевле, а теперь относятся к наиболее дорогим в мире. В
ХІХ веке фабрикант Сергей Щукин скупает недорогие картины никому не известных в те времена импрессионистов. Теперь его коллекция оценивается в 3 млрд. долл.

Винсент Ван Гог. Непонятный и невостребованный среди современников, измученный душевным разладом, он кончает жизнь выстрелом в грудь в 1890 году. Благодаря брату Тео, а потом — его жене Джоанне, уже в 1925 году Винсент Ван Гог становится чрезвычайно популярным. Теперь его картины занимают топовые места среди самых дорогих на мировых аукционах. Дальше просто назову имена и цены. Поль Гоген «Купальщицы», год написания — 1902, год продажи — 2005, цена — 55 млн. долл.; Винсент Ван Гог «Портрет доктора Гаше», соответственно 1890 и 1990 годы, цена — 82,5 млн. долл.; Амадео Модильяни «Сидящая обнаженной на диване», соответственно 1917 и 2010 годы, цена — 69 млн. долл. Этот список можно продолжить, но, полагаю, основную идею вы уловили.

Интересная история случилась с американским коллекционером Ричардом Соломоном, который приобрел картину Энди Уорхолла «Лимонная Мэрилин» в 1962 году за 250 долл., а недавно портрет был продан за 28 млн. долл. Это подорожание в 60 тысяч раз! Работы советского художника Арона Буха, который рисовал только пальцами и даже когда-то в отчаянии сжег некоторые свои картины, теперь стоят десятки, а то и сотни тысяч российских рублей.

Цена произведений украинских мастеров второй половины ХХ века Сергея Шишко и Николая Глущенко теперь стоят 50—100 тыс. долл., хотя еще десять лет назад труды Шишко можно было приобрести за 300—1000 долл.

Скажете, все это единичные примеры, да и суммы звучат астрономические. Какая с того польза для обычного гражданина со средним благосостоянием? Продуманные инвестиции в арт-объекты в среднем приносят около 15—20, а иногда и 25% годовых. Бывает, что эти цифры достигают 100—300%. Стоимость картин украинских авторов по сравнению с мировыми, относительно невысока и колеблется в среднем в диапазоне от 100 до 10 тыс. долл., что в два–пять раз меньше, чем стоит работа европейского художника того же уровня. Принимая во внимание стремительные темпы роста и обороты, которые набирает украинский рынок искусст­ва, его уже довольно серьезные позиции в мире (1% от мирового рынка), можно вполне достоверно утверждать: сейчас мы находимся в одном из выгоднейших периодов для приобретения арт-объектов.

* * *

Особого внимания заслуживают первопроходцы, люди, несущие в мир свежее дыхание и, казалось бы, сумасшедшие идеи, которые потом признают гениальными. Когда-то новаторов сжигали на кострах, подвергали сокрушительной критике. В наши времена, когда мир мчится сумасшедшими темпами, к ним относятся с уважением и любопытством, поскольку, как свидетельствует исторический опыт, именно их имена входят в историю и со временем звучат у всех на устах.

Сейчас в Киеве экспонируются работы французского художника Андре Лабана, подводного оператора легендарной команды Кусто. Лично меня в этом бодром улыбающемся мужчине, который до сих пор, вооружившись гидрокостюмом и аквалангом, покоряет морские глубины и часами находится под водой, поразило то, что он делает это в возрасте 83 лет. Живая легенда с украинскими корнями (его отец из Львова), ведущий инженер подводного судна «Калипсо» (он сконструировал водолазный бот и подводную видеокамеру) всей своей жизнью доказывает, что талантливый человек талантлив во всем. Его даже сравнивают с Леонардо да Винчи, в свое время также объединявшим науку с искусством, инженерию с живописью.

Андре Лабан — новатор живописи, но он предложил не новый стиль или способ рисования, а новую среду. Он — первый подводный художник, который решил показать людям морской мир глазами акванавта. В 1966 году мсье Лабан принимал участие в проекте «Подводный дом», около месяца живя со своими коллегами на глубине сто метров. В последний день, как рассказывает сам Лабан, у него возникла эта смелая идея: «Через иллюминатор пробивался голубой свет, это было очень красиво. И мне захотело воссоздать этот свет, эти ощущения». Под водой он пишет мастихином (художественным шпателем), нанося масляные краски толстым слоем и работая широкими мазками. Полотно защищено специальным раствором от намокания. На суше Андре моет картину пресной водой и ставит подпись.

Сейчас его работы стоят относительно недорого, поскольку автор не относится к этому делу с коммерческим интересом. «Подводная живопись — не бизнес. Это мое главное увлечение, — говорит Андре. — Я начал рисовать в восемь лет, рисовал под водой во многих морях мира».

К сожалению, картин, написанных Лабаном, немного — около семисот. Для сравнения: Айвазовский за свою жизнь создал более шести тысяч работ. А с другой стороны, этот факт делает полотна Андре еще более уникальными и эксклюзивными. Не надо быть дельфийским оракулом или мегааналитиком, чтобы спрогнозировать стремительный рост в цене картин Лабана в ближайшие годы.

* * *

Часто говорят о делении художников на коммерческих и актуальных. Четкую линию между ними провести трудно, но уже понятно, что работы первых со временем упадут в цене, а последних — в несколько раз подорожают.

Во-первых, нужно обращать внимание на имя и репутацию художника, на то, замечен ли он критиками-искусствоведами. Количество выставок также непосредственно указывает на качество и уровень работ, ведь, чтобы экспонироваться, картины должны отвечать высоким требованиям. Конечно, следует учитывать размер полотна, использованные материалы, израсходованное время на создание.

Сюжет. Пейзажи и натюрморты более приоритетны, чем портреты. Это если судить поверхностно. По моему мнению, следует отдавать предпочтение работам с «изюминкой». Всегда больше ценятся картины, в которых просматриваются философское содержание или определенная эмоциональная нагрузка, оригинальные сюжетные линии, наталкивающие на размышления.

Выбирая картину, нужно учитывать все объективные факторы, но в любом случае не нужно покупать вещь, которая вам не по душе. Хотя как бы банально это ни звучало, но при выборе непременно полагайтесь на собственные вкусы и интуицию, ведь ей суждено провести с вами не один год. Лично для меня внутренние ощущения играют одну из главных ролей, поэтому я всегда стараюсь работать с неординарными личностями и произведениями, несущими позитив, поскольку иначе ничего не получится.

Один из последних проектов связан с сотрудничеством с перспективным отечественным художником Михаилом Деяком. Общими усилия­ми была организована уникальная для Украины практика — творческое путешествие по Европе (пленэр). Во время поездки мастер создал цикл работ, которые в яркой экспрессивной манере передают колорит и энергетику уголков Старого Света.